Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Авг 15, 2013

«Самый бедный олигарх»: кто выручает Игоря Зюзина после истории с «доктором»

«Мечел» пять лет живет на грани банкротства, но для Игоря Зюзина это будто не имеет никакого значения.

В свой личный черный четверг, 24 июля 2008 года владелец компании «Мечел» Игорь Зюзин получил удар чудовищной силы. На совещание «О мерах по развитию черной металлургии и обеспечению металлопродукцией внутреннего рынка» он решил не ходить, сказавшись больным. Зюзин знал, что его выбрали для показательной порки за высокие цены на сырье для металлургов, и решил, что так будет лучше, говорит его знакомый. Вышло гораздо хуже.

Сразу после протокольного вступления председательствующий на совещании глава правительства Владимир Путин вспомнил о заболевшем Зюзине и о том, что его «Мечел» продавал сырье на экспорт по ценам в два раза ниже внутренних. «А маржа где в виде налогов для государства?» — обведя всех фирменным взглядом василиска, спросил Путин. «Я думаю, Игорь Владимирович должен как можно быстрее поправиться. Иначе к нему доктора придется послать и зачистить все эти проблемы», — глядя исподлобья, продолжил Путин, добавив, что просит обратить на «Мечел» особое внимание Федеральную антимонопольную службу. «А может быть, даже и Следственный комитет прокуратуры». Котировки акций «Мечела» в РТС в тот же день рухнули на 38%.

Все знали, что документы к этому совещанию для Путина готовил сидевший по правую руку его новый заместитель Игорь Сечин. Все помнили, что разгром ЮКОСа начался с налоговых претензий. Рынок посчитал, что услышал приговор «Мечелу». Но с тех пор прошло больше пяти лет, а компания Игоря Зюзина работает до сих пор: правда, только благодаря непрерывной посторонней помощи. На сленге инвесторов и биржевых аналитиков такие компании называются «зомби». В металлургии снова кризис, все сталелитейные компании теряют в выручке и прибыли, но «Мечелу» хуже всех: у него рекордно высокая долговая нагрузка. Так почему компания, долг которой превышает $9 млрд, а рыночная капитализация за последние 5 лет упала в 15 раз (до $1,6 млрд), до сих пор жива и кто помогает ей удержаться на плаву?

Большие надежды

А ведь именно 2008 год должен был стать годом «больших свершений» для «Мечела»: с помощью продажи «префов» и IPO «дочки» «Мечел-Майнинг» компания надеялась привлечь до $4 млрд, которые позволяли фактически закрыть вопрос с большим долгом — $5,4 млрд на конец 2008 года. Из-за агрессивной скупки активов долг с конца 2004 года вырос почти в 10 раз.

В октябре 2004 года «Мечел» провел IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже. Момент для выхода на биржу был очень удачным: только за 2004 год цены на горячекатаный прокат, например, выросли в полтора раза, до $600 за тонну, коксующийся уголь подорожал на 24%, до $57 за тонну. «Мечел» радовал инвесторов прекрасными показателями: выручка по итогам 2004 года — $3,6 млрд, EBITDA — $1,7 млрд, чистая прибыль — $1,3 млрд, долг — всего $565 млн. Созданная годом ранее «Стальная группа «Мечел» (изначальное название компании) считалась одной из самых консервативных в финансовом смысле — ее владельцы старались не привлекать кредитов. В конце 2004 года у «Мечела» вообще не было чистого долга, денег у компании было вдвое больше, чем долгов.

В деньгах создатели «Мечела» Игорь Зюзин и Владимир Иорих не нуждались: став партнерами в 1995 году, они зарабатывали на торговле кузбасским углем, затем начали скупать акции угольных предприятий. Иорих в середине 1990-х уехал в Германию, взяв на себя привлечение кредитов и сбыт угля на Западе, Зюзин остался отвечать за другие аспекты работы их трейдинговой компании «Углемет». Они отлично дополняли друг друга: жесткий, порой агрессивный, но умеющий работать «на земле» Зюзин и очень осторожный, рассудительный Иорих, мастер построения сбытовых и финансовых схем. В конце 1990-х они купили контрольный пакет компании «Южный Кузбасс», затем — «Междуреченскугля» и ряда более мелких компаний. К 2001 году Зюзин и Иорих контролировали предприятия с добычей 12 млн т угля в год и три обогатительные фабрики. А затем решили стать еще и металлургами.

В 2001 году партнеры купили контрольный пакет акций Челябинского металлургического комбината (ОАО «Мечел»), на тот момент восьмого по величине производителя стали в России, но главного отечественного производителя специальных сталей для оборонной, атомной и других отраслей. Зюзин и Иорих предложили владельцу завода, швейцарской Glencore примерно вт